21.03.13
Статьи » Культура » Общественная жизнь » Что дала, и что еще даст Казахстану свобода и независимость….Серик Малеев. Валихан Тулешев.
Казахстан двадцатилетней давности и Казахстан современный – это две большие разницы, как сказали бы в Одессе. Поменялось все, поменялась сама аура страны. Особенно заметно это в крупных промышленных центрах государства, и в таких городах, как Алматы и Астана.

Когда еще такое было? Казахстан производит сегодня свои отечественные локомотивы, железнодорожные вагоны, вертолеты, самолеты, автомобили, телевизоры, холодильники, стиральные машины.

 Секрет такого подъема прост – все это нам дала независимость.  Последний крупный успех в этом направлении – соглашение с японской компанией «Тойота» о строительстве автомобильного завода в Костанае. А, как известно, «Тойота» свои предприятия где попало не строит.

И если скептики могут нам возразить, мол, все это – зарубежные, давно устоявшиеся бренды, а не свое, сугубо отечественное, то тогда возникает резонный вопрос: А с чего нам было начинать? Если в советское время ничего подобного на территории республики не производилось. И Казахстан был в те годы, по сути, обычной банановой республикой, полностью зависимой от капризов метрополии.

 Хотя, впрочем, и это уже не предмет спора. По очевидным истинам дискуссии не проводятся. Куда интересней получить ответ на другой вопрос: Чего нам ждать в не столь отдаленной перспективе? И какой должна быть магистральная дорога нашей державы, если мы стремимся войти в тридцатку наиболее развитых стран мира?

Наш собеседник, профессор политологии и философии МАБ Валихан Тулешев.

Валихан. Три года назад, а если быть точнее, 26 марта 2010 года президентом страны Нурсултаном Назарбаевым была заявлена программа форсированного инновационно-индустриального развития Казахстана. С тех пор в стране  построены тысячи новых предприятий, внесших свой вклад в становление молодого государства. О нас заговорили в мире. По уровню роста ВВП мы встали в один ряд с азиатскими «тиграми».

 Однако хотелось бы получить строго научный ответ – куда нам двигаться дальше?

 Давай для начала определимся с настроением общественности. Стремиться ли эта общественность к тому, чтобы в стране было больше новых машин, новых домов, производственных предприятий? Будут ли люди возражать, если их личное благосостояние и благосостояние Казахстана будут прирастать и впредь? Нет, таких возражающих не отыщется. Ну, разве что за исключением небольшой горстки чудаков. Следовательно, такой рафинированный национальный инновационный проект, по которому достигнуто консенсусное большинство голосов населения, кроме всего прочего, приводит к увеличению электоральной базы реформаторов на выборах ближайших десяти — двадцати лет.

Поэтому глупо думать, что наша властная элита, имея на руках необходимые инструменты для осуществления данного проекта, от него откажется.

Хотя с другой стороны, я не думаю, что его реализация будет такой уж  простой. Данный  рафинированный национальный инновационный проект предполагает под собой переход на технологический язык современности, на параметры функционирования коммуникационной и транспортно-логистической инфраструктуры по стандартам ЕС, он отожествляет поворот социально-экономического развития страны к шестому технологическому укладу, началу технологического движения нашей республики «из третьего мира — в первый».

Я так понял, что наибольшая выгода для нашей элиты, если они хотят сохранить себя во власти – это продолжение экономических реформ, позволяющих наращивание экономического капитала страны обратить в быстро растущий политический капитал для самой элиты? Но насколько подготовлено наше, все еще зашоренное ложными пораженческими стереотипами, сознание к такому сценарию? Учтены ли все резервы? Иначе вместо успеха можно получить оглушительный провал.

 Разумеется. В таком деле должна быть учтена любая мелочь. Для того, чтобы осуществить шестой технологический уклад, необходимо чтобы в стране достаточно серьезно начал развиваться пятый технологический уклад. Он опирается на достижения микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии и материалов, освоении космического пространства, развитии спутниковой связи и так далее. В это время происходит переформатирование бизнес-пространства к единой сети на основе интернета, появляется тесное взаимодействие в области технологий, контроля качества продукции, планирования инноваций.  6-й же технологический уклад – это биотехнологии и нанотехнологии 2-го поколения; проектирование живого; вложения в человека; новое природопользование; новая клеточно-атомная медицина; робототехника; высокие гуманитарные технологии; проектирование будущего и управление им; технологии сборки и разрушения социальных субъектов. 

Сегодня в Казахстане происходит выход из 4 технологического уклада, который основан на дальнейшем развитии энергетики с использованием нефти и нефтепродуктов, газа, средств связи, новых синтетических материалов. Как известно, сырьевые страны, к которым относится Казахстан, в рамках неэквивалентного обмена с развитыми в технологическом отношении странами, всегда являются ведомыми. Сырьевые страны всегда являются зависимыми, всегда развиваются в контексте тех волн НТР, которые начинаются в развитых странах и приходят к ним оттуда, заставляя приспосабливаться к новым реалиям или разрушаться, если приспособиться не удастся. Европа еще в 2007 году приняла решение о постепенном отказе от углеводородной энергетики вообще. При этом не предполагается широкого возврата и к ядерной энергетике. Европа взяла курс на технологическую революцию. В течение 13 лет должен быть совершен рывок в развитии не-углеводородных технологий. И это еще одна причина, чтобы Казахстану начать выходить из 4 технологического уклада, не в смысле свертывания нефтегазовой отрасли, а в смысле параллельного развития альтернативной «зеленой» энергетики.

Четвертый технологический уклад будет развиваться в Казахстане, как вы уже заметили, в направлении массового производства автомобилей, тракторов, самолетов, вертолетов, тепловозов, электровозов, различных видов вооружения, товаров народного потребления, созданных в кризисные годы благодаря политике индустриально-инновационного развития. Появились и широко распространились в стране компьютеры и программные продукты для них, видеорегистраторы, радары. Атом используется в мирных целях. Организовано массовое производство на основе конвейерной технологии. На рынке господствует олигопольная конкуренция. Появились транснациональные и межнациональные компании, которые осуществляли прямые инвестиции в рынки различных стран. Все это в той или иной мере мы наблюдаем в Казахстане.


Хорошо, мы строим заводы, дома, предприятия. Давай ответим на прямой вопрос – для кого? Если квартиры в тех же новых домах большинству населения купить явно не под силу? Что в недалеком будущем получат от реформ простые люди?

При переходе к 5 технологическому укладу в Казахстане должно происходить развитие социальной составляющей — приоритет общественного транспорта (строительство метро, развитие скоростного железнодорожного транспорта, трамвайного, троллейбусного и автобусного транспорта); развитие новых систем и стандартов коммуникаций, основанных на создании общественных индикаторов коммуникаций и связи.

В той же Италии, в Риме, в частности, железнодорожный вокзал TERMINI расположен в центре города и с него можно легко добраться до аэропорта Рима на отходящих через каждые полчаса скоростных поездах. Кстати, пассажиры, прибывшие в аэропорт, по удобным пешеходным рукавам с яркими электронными табло прилетов/вылетов, лифтами и горизонтальными движущимися дорожками и эскалаторами, практически ощущают заботу о себе. К TERMINI примыкает станция метро, автобусные остановки и остановки трамваев. В самом здании вокзала на трех этажах (включая цокольный) расположены бутики и магазины, рестораны и центры технического обслуживания. Билеты на поезд продаются естественно через Интернет и автоматы, хотя имеются и билетные и багажные кассы. Естественно, нет никаких очередей и давки. Поезда, тоже, естественно, высокоскоростные и комфортабельные. Такие современные вокзалы, имеющиеся практически во всех европейских столицах и городах, обеспечивают возрастающий динамизм не только экономик европейских государств, которых все же постигла нынешняя и, как говорят, непродолжительная рецессия, но и наций, гражданских обществ этих стран, быстро откликающихся на экономическую или социальную моду соседей. Пассажирооборот Европейского Союза является самым мощным в мире.

  В Австрии, в Вене,  исключительно чистое, безопасное, быстрое и удобное метро, на котором даже министры ездят на работу (как собственно во многих странах Евросоюза), здесь действуют различные Интернет-приложения. Вход в метро свободный, там нет пропускных турникетов!? Не надо покупать жетон, вставлять его в прорезь турникета и ждать, пока откроется проём для прохода. Всё построено на доверии. Люди заранее покупают проездные билеты и пользуются метро, зная, что штраф за безбилетный проезд 500 евро. Всё очень просто. Везде в общественном транспорте разрешено провозить «братьев наших меньших». Правила их проезда знают все, кому это надо.

      В наших же условиях, топ-менеджмент страны должен решить для себя задачу: либо оставаться на «старой колее», либо, сообразуясь с национальными интересами, переходить на «новую колею»? Как нам сделать Казахстан современным мобильным государством? Ответ прост: развивать Интернет – широкополосный, на оптико-волоконной основе (ходим ли мы по улице, в лесу, в горах, едем ли на машине – мы должны иметь доступ к Интернету) и строить высокоскоростные дороги.

Однако, одно дело строить новые локомотивы и вагоны, пуская их по старой, «широкой» (российской) колее, либо строить повсеместно «узкую» (европейскую) колею и пускать по ней совершенно новые локомотивы и вагоны, которые могут двигаться со скоростью 300 и более километров в час. Вот россияне пустили свой «Сапсан» по широкой колее и ждут, что он будет развивать скорость в 300 км/ч, но быстрее 160 км/ч он, к сожалению, не едет. И Россия вряд ли сможет называться высокоразвитой страной, имея такой «тихоходный» транспорт. А вот все скоростные поезда в Европе, Японии, Китае бегают по узкой колее и развивают скорость более 300 км/час. И нам, однозначно, нужны такие быстрые поезда, чтобы из Алматы до Астаны можно было добираться, как планируется, за три часа. Чтобы из Западного Китая добираться и провозить грузы до Западной Европы еще быстрее. Новый «шелковый путь» можно быстро возродить, если обеспечить развитие транспортной технологической траектории, соответствующей 5 технологическому укладу, в то время как мир в 2018-20-х годах начнет уже переходить на 6 технологический уклад.  Чтобы соответствовать развитым странам, надо бежать еще быстрее, необходимо перестроить всю политику в транспортно-логистической сфере и начать ориентироваться на скоростной узкорельсовый транспорт высших мировых стандартов, тем более, что мы сами уже можем строить соответствующие лучшим мировым стандартам локомотивы и вагоны, вертолеты и автомобили, суда и спутники.

        Будущее, между тем, неразрывно связано с такими понятиями, как демократия, гражданское общество, права человека. Как в этом смысле сообразуется нарисованная тобой технологическая картина будущего с элементарным стремлением человека к свободе, к демократии, к жизни в нормальном правовом обществе? Или и через двадцать лет все так же будем одаривать гаишников деньгами из собственных карманов?

Ряд видных экономистов планеты приходит сегодня к мысли, что от развития технологий зависит даже тип государственного устройства. Например, в работах сторонников этого направления доказывается, что страна, технология которой специализируется на производстве товаров конечного потребления, имеет демократическую и децентрализованную политическую систему. Напротив, сочетание «жесткой» структуры технологических связей с нелинейностью в процессе управления технологией приводит к сбоям из-за перегрузки системы принятия решений и как результат — к росту числа аварий и техногенных катастроф. Чему мы сами были свидетелями в бывшем СССР.

Вместе с тем смена траекторий движений общества в результате появления радикальных инноваций — сложный процесс, занимающий продолжительный период. И наоборот. Кардинальная смена технологической траектории чаще всего наблюдалась после серьезных потрясений в общественной жизни — революций, войн и т. д. (примеры — Япония, Южная Корея, Юго-Восточные «тигры»).

Такая же смена траекторий в результате реализации рафинированных национальных инновационных проектов предстоит и Казахстану. При условии, что политические элиты вовремя ответят на вызов времени и решатся на превращение страны в развитую мировую державу, на «переход из третьего мира – в первый».

Тем более что у нас есть очень хороший стимул для дальнейшего продвижения вперед. Нам предстоит доказать себе и окружающему миру, что свобода и независимость, если ими распорядиться с умом, создают куда более эффективные инструменты хозяйствования, в отличие от той же дискредитировавшей себя имперской модели управления, предлагаемой нам в качестве альтернативы некоторыми недалекими политиками из соседней страны. Политиками, так и не пожелавшими расстаться с пагубными иллюзиями века прошедшего.

Безусловно.


Источник http://www.altyn-orda.kz/news/kazaxstanskie-novosti/chto-dala-i-chto-eshhe-dast-kazaxstanu-svoboda-i-nezavisimost-serik-maleev-valixan-tuleshev/

Все права сохранены  ©  Российские казахи

Перепубликация материалов, возможна только с устного или письменного разрешения администрации сайта!

http://kazakh.orgfree.com/index.php?dn=article&to=art&id=274