Российские казахи

Реклама
Опросы
Активных опросов на данный момент нет.
Поиск

Образовали ли Лукашенко и Назарбаев альянс против Путина?


Дракохруст: Александр, Арсений высказался довольно оптимистично по поводу этих планов, но есть очень простой фактор - Белоруссия и Казахстан и вместе и по отдельности составляют очень малую долю от российской экономики. Товарооборот между Белоруссией и Россией, между Казахстаном и Россией гораздо больше, чем товарооборот между ними. Да, есть какие-то проекты, о которых говорил Арсений. Но все это несравнимо с тем, что имеют между собой Казахстан с Россией и Белоруссия с Россией. И в этом смысле, на чем может основываться такое объединение - на политике, потому что все-таки не хочется терять суверенитет?

Класковский: Да, действительно Россия доминирует в этом альянсе. Отсюда эти фобии, отсюда такое априорное недовольство тем, что российские политики уже начинают генерировать идеи про всякие надстройки, общий парламент и так далее. Но доминирующая позиция России в этом альянсе делает отношения между Лукашенко и Назарбаевым очень шаткими. Мы говорим о чем-то таком эфемерном, что может в определенных ситуациях прозвучать в виде таких смикшированных заявлений. Может, за кулисами это будет и более четко артикулироваться, но прежде всего и Лукашенко, и Назарбаев играют каждый за себя. В этой ситуации очень трудно понять, где партнер, а где противник. В этом вообще смысл всей постсоветской интеграции, когда каждый хочет объегорить партнера или партнеров. Для белорусской политики - это вообще фирменный стиль. Вот давайте попробуем глазами Лукашенко посмотреть на ситуацию. Не за горами выборы 2015 года. Финансовая ситуация очень плохая. Нужно получить больше энергоносителей из России по низким ценам, плюс хороший очередной кредит по линии, например, антикризисного фонда ЕврАзЭС. Короче, получить такой аванс за евразийскую интеграцию. Лукашенко деньги всегда нужны сегодня, а интегрироваться будем завтра. Приблизительно так строилось и Союзное государство. И довольно долго Минск очень хорошо снимал сливки, говоря, что вот завтра мы сольемся в экстазе. Поэтому сейчас Лукашенко держит в голове вот эту парадигму. А что касается надстройки, то это очень знакомые нотки, потому что, хотя белорусский лидер всегда хотел выглядеть наилучшим интегратором, но вместе с тем у него была и остается такая фраза, что не нужно начинать строить общий дом с крыши, нужно сначала создать фундамент, а это равные условия хозяйствования. Просто это требование выглядит таким образом: пусть Россия даст нам нефть и газ по внутрироссийским ценам, и тогда будем смотреть дальше. Я думаю, что и сейчас Лукашенко будет стараться прежде всего получить такой аванс, будет давать обещания, документы он, как и Назарбаев подпишет, не отвертеться, а дальше будет борьба бульдогов под ковром.

Сивицкий: Я хотел бы добавить, что кроме вопросов энергетических преференций стоит еще вопрос модели евразийской интеграции, потому что та модель, которая предлагается Москвой, я имею в виду модель «четырех свобод», не совсем полезна ни Белоруссии, ни Казахстану. Кроме вот этих энергетических преференций Белоруссия еще хотела бы создания совместных предприятий, холдингов евразийского масштаба. Например, объединение МАЗа с КАМАЗом, чтобы не конкурировать на зарубежных рынках, а выступать вместе в качестве единого транснационального корпоративного субъекта. Но сегодня мы видим, что ни один совместный проект России и Белоруссии, к сожалению, не работает, и поэтому модель, которую мы пытались выстроить с нашими российскими партнерами, мы пытаемся сейчас выстроить с нашими казахстанскими коллегами. И не случайно возникли совместные предприятия МТЗ и МАЗа в Казахстане. Это такая интересная ситуация для нас, когда мы традиционные формы кооперации с Россией опробуем сейчас на Казахстане. Для Белоруссии это очень важно, потому что одно дело - получать энергоресурсы по более низким ценам, а вторая - экспортная ориентированность нашей экономики. Проблему снижения экспорта мы также планировали решить с помощью евразийской интеграции. Но пока не получается. Поэтому этот аспект кооперации, создание евразийских транснациональных корпораций - это тоже очень важно.

Дракохруст: В первом полугодии 2013 году доля Казахстана и России во внешней торговле Белоруссии составила 49,5 % (почти половину). Примерно за тот же промежуток времени доля стран Таможенного союза во внешней торговле Казахстана составила всего 18%. У Белоруссии есть как минимум арифметический мотив участия в Таможенном союзе со странами, на которые приходится половина внешней торговли. Какой мотив у Казахстана? 18% - это немного.

Умбеталиева: В этом союзе Казахстан в большей степени интересуют политические вопросы. Экономически мы от Таможенного союза много потеряли. У нас резко возросли цены, социальная напряженность увеличилась. И самое главное - это наносит ущерб среднему и малому бизнесу. В Казахстане очень хорошо себя чувствует крупный бизнес, потому что он пользуется поддержкой президента. Даже до вступления в Таможенный союз наш малый и средний бизнес были в довольно плохом состоянии. После вхождения в Таможенный союз многие обанкротились. Например, почти все молочная продукция сейчас поставляется из России. Казахские товаропроизводители проигрывают очень сильно. Россия доминирует, поэтому у нас очень сильный протест против Таможенного союза внутри страны. Речь идет о выходе из этого союза, поскольку с экономической точки зрения мы получаем больше минусов, чем плюсов от этого сотрудничества. Политической элите этот союз приносит определенные выгоды, поэтому сейчас она продолжает на этом настаивать. Казахстан, вступая в Таможенный союз с перспективой дальнейшей евразийской интеграции, всегда надеялся, что он там будет играть определенную роль. Но три года в Таможенном союзе ярко показывали, что Казахстан не является равноправным партнером. Но, я думаю, что политическая составляющая для Казахстана играет более значительную роль, чем экономическая. Китай, который находится рядом с нами, проводит очень активную экономическую политику, что порождает определенную настороженность, и если сравнивать Россию и Китай, то, конечно, Россия нам ближе. Поэтому союз с Россией - это в большей степени политический союз, а не экономический.

Препятствуют ли колхозы евразийской интеграции?

Дракохруст: В прошлом году состоялся своеобразный заочный диалог между Лукашенко и Назарбаевым. Назарбаев на саммите Таможенного союза с гордостью говорил о том, как в Казахстане были ликвидированы колхозы. Занятно, что незадолго до этого Лукашенко объяснял, как хорошо сделали в Белоруссии, что сохранили колхозы. Разумеется, торговле различные экономические модели не мешают. Но не мешают ли, не могут ли помешать они экономическому союзу, который представляет собой все же более плотную степень интеграции?

Страниц: << < 1 2 3 4 > >>
Опубликовано: 10.10.13 | Просмотров: 2241 | [ + ]   [ - ]   | Печать
© 2017 All right reserved www.danneo.com